Мошенники и их жертвы: кто уязвим и почему

Мошенники и их жертвы

Мошенники и их жертвы

Финансовые потери от мошенничества – далеко не единственный ущерб, с которым сталкиваются пострадавшие: моральные издержки оказываются не меньше, и страдают от них даже те, кто вовремя распознал аферу.

«2020 год был тяжелым. Пандемия и экономический кризис никого из нас не оставили без дел. Не отдыхали и мошенники – 2020 год был для них насыщенным», – писала, подводя итоги пандемического года, заместитель директора Федеральной торговой комиссии США (Federal Trade Commission, FTC) Моника Вака. За весь прошлый год FTC, которая отвечает за защиту прав потребителей, получила около 2,2 млн заявлений о столкновении с мошенниками, почти на 30% больше, чем годом ранее. Треть авторов этих сообщений – против четверти годом ранее – понесли реальные материальные потери, общий объем которых комиссия оценила в сумму свыше $3,3 млрд – это почти вдвое больше, чем в 2019 г.

Отчасти рост числа мошенничеств, количества их жертв и масштабов ущерба объясняется кризисом: одной из наиболее популярных схем мошенников была маскировка под представителей государства или бизнеса с предложением коронавирусных выплат, антикризисной поддержки малого бизнеса, компенсаций или бесплатных услуг. В середине апреля 2020 г.
крупнейшая в мире почтовая платформа Google, которой на настоящий момент пользуется около 1,8 млрд человек, сообщила, что только за одну неделю заблокировала около 126 млн вредоносных и фишинговых писем, содержащих тему «Covid-19», и это – в дополнение к более 240 млн спам-сообщений. Авторы писем выдавали себя за авторитетные организации, такие как Всемирная организация здравоохранения, чтобы выманивать пожертвования или распространять компьютерные вирусы, а также предлагали – в обмен на предоставление личных данных – «финансовую поддержку».

Мошенники и жертвы
У мошенничества есть несколько особенностей, которые отличают его от большинства, если не от всех других преступлений, отмечают Янив Ханох, доцент кафедры риск-менеджмента в бизнес-школе Университета Саутгемптона, и Стейси Вуд, профессор психологии колледжа Скриппс (США). Во-первых, преступники могут быть – и часто находятся – вдали от своих потенциальных жертв. Во-вторых, мошенничество предполагает вовлеченность жертвы. Тот, против кого направлено преступление, должен принимать достаточно активное участие в схеме: соглашаться на разговор по телефону, предоставлять личные данные, переводить деньги, переходить по предлагаемым в письмах и сообщениях ссылкам и т.д. Одновременно в этой же особенности кроется и способ избежать обмана, но полностью объяснить, почему одни люди соглашаются на предложения мошенников, а другие нет – например, на мошенничества в интернете «ведутся», по разным подсчетам, от 7% до 17% с ним столкнувшихся, – исследователи пока не могут.

С одной стороны, многое зависит от методов убеждения, используемых мошенником; с другой стороны, может иметь значение склонность потенциальной жертвы к риску, ее когнитивные способности, особенности личности, в частности импульсивность, а также время, которое ей дается на обработку полученной информации: чем внимательнее и рациональнее человек, чем выше его когнитивные способности и чем больше времени у него на то, чтобы подумать, тем меньше шансов на успех у мошенника, указывает психолог из Университета Ланкастера Хелен Джонс в исследовании со своими коллегами из университета и Лаборатории оборонной науки и технологий в Солсбери.

Однако другие исследования подтверждают не все эти выводы. Например, совместная работа Стэнфордского центра долголетия в Калифорнии, бизнес-школы Университета Джорджа Вашингтона и Уортонской школы бизнеса Пенсильванского университета не обнаружила связи между уровнем когнитивных способностей и вероятностью стать жертвой мошенничества. Уровень образования также не влияет на вероятность стать жертвой мошенников. Так, психолог Эмили Мюллер из колледжа Скриппс в Калифорнии и ее соавторы показывают, что более образованные люди менее склонны откликаться на предложения, интересные массмаркету, но чаще других сообщают, что стали жертвами мошеннических схем, связанных с инвестициями. А опрос Еврокомиссии в 30 странах региона, проведенный в 2020 г., свидетельствует о том, что более образованные и обеспеченные люди, наоборот, в целом чаще попадаются в сети мошенников.

Распространен стереотип, что жертвами мошенников чаще становятся люди пожилые: вероятность того, что у них есть накопления, выше – значит, выше и вероятность стать объектом внимания мошенников, а в силу возраста пожилым может быть труднее противостоять настойчивости аферистов. Среди факторов, повышающих риск стать жертвой с возрастом, исследователи американского Центра медицины Университета Раш называют снижение когнитивных функций у пожилых людей, а также более низкий уровень финансовой грамотности и психологического благополучия.

Ряд исследований подтверждают, что у пожилых выше риск оказаться жертвой мошенников. Другие данные говорят о том, что жертвами чаще становятся люди среднего возраста. Данные FTC также показывают, что до пандемии жертвами мошенников чаще всего становились люди от 35 до 54 лет, а во время нее авторы жалоб еще больше «помолодели» – наибольшее количество жалоб на мошенничества подали люди в возрасте 30–39 лет. Правда, это может быть связано с тем, что пожилые реже сообщают о случившемся мошенничестве. Так, один из экспериментов с фишинговыми письмами показал: то, сообщают ли пожилые люди о своих подозрениях о фишинге, частично зависит от их знаний о нем – таким образом, повышение осведомленности и общего уровня знаний о безопасном поведении в интернете может быть эффективным способом для снижения уязвимости к интернет-мошенничеству.

Фрагменты информации
Многие люди не понимают, что даже несколько фрагментов информации могут дать злоумышленникам доступ к аккаунтам пользователей, с помощью которых они могут красть деньги или распространять вредоносное ПО, отмечает компания «Касперский». Такие данные, как, например, полная дата рождения или адрес, лучше не выкладывать в соцсетях и не сообщать незнакомым людям, даже если они представляются «сотрудниками техподдержки» или кем-то еще, вызывающим доверие.

Два фактора, которые влияют на шансы стать жертвой мошенничества, – импульсивность и толерантность к риску. Сниженный самоконтроль (склонность к рискованным инвестициям) и активность в интернете (онлайн-шопинг, открывание электронных писем от неизвестных отправителей) ассоциируются с более высоким риском стать жертвой мошенников, показал анализ поведения более 11500 интернет-пользователей. То же самое подтвердило в 2019 г. исследование FTC и работа специалиста по кибербезопасности из Уорикского университета Моники Уитти. А исследование американской благотворительной организации для пожилых людей AARP обнаружило еще две закономерности: жертвы инвестиционных мошеннических схем чаще склонны совершать спонтанные покупки, а жертвы лотерей никогда или почти никогда не планируют будущие покупки.
На эмоциях
С развитием технологий возможности мошенников расширяются, меняются и скрипты, применяемые в их работе, но главный инструмент, которым они пользуются, остается неизменным – социальная инженерия, или использование человеческих слабостей для того, чтобы обманом заставить человека раскрыть информацию или совершить действие. Для этого злоумышленники используют эмоциональную манипуляцию: люди чаще совершают иррациональные или рискованные действия, находясь под влиянием эмоций – страха, паники, любопытства, злости, чувства вины или эмоционального возбуждения.

Неслучайно один из самых живучих способов мошенничества – так называемые «нигерийские письма», предлагающие схемы быстрого обогащения: платы за помощь в получении наследства или денег со счета, в ходе которых у жертв выманивается «предоплата» за различные сопутствующие услуги. Проанализировав 111 таких писем, Венди Кукиер, Эва Несселрот и Сьюзан Коди из Университета Райерсона в Торонто объясняют действенность «нигерийского спама» тем, что его авторы используют архетипический миф о свалившемся с неба богатстве и апеллируют к таким сильным эмоциям, как жадность и вина.

Часто мошенники пытаются подавить потенциальных жертв авторитетом (например, выдавая себя за чиновников, представителей крупных организаций или правоохранительных органов), использовать их доверие, вызвать эйфорию от внезапного приятного сюрприза или, наоборот, панику – в число наиболее распространенных способов телефонного мошенничества входят звонки из «службы безопасности банка» в связи с «подозрительной операцией» или из «колл-центра» о блокировке карты.

Помимо эмоций, еще один из главных инструментов мошенников – срочность: делается упор на необходимость экстренных действий «прямо сейчас», на лимитированное количество ценных призов или времени для принятия решения и т.п., чтобы отключить критическое мышление и не оставить жертве времени для раздумий.

Все это идеально сработало и во время пандемии – в ситуации сложной психологической обстановки и изоляции, пишет директор Центра противодействия мошенничеству компании «Информзащита» Игорь Шульга. «Человеку свойственно больше доверять, чем проверять. Он ждет участия. Поэтому скрипты общения подстраивались практически мгновенно по нескольким каналам обратной связи: новостной фон (включая сообщения о социальной помощи населению, сейчас это спекуляции на вакцинах), защитные действия финансовых организаций/правоохранительных органов, рекомендации регуляторов и правоохранительных органов», – описывает он ситуацию в России, где за 2020 г. число зарегистрированных преступлений с использованием IT-технологий, по данным МВД, выросло почти на три четверти до более 0,5 млн, и четыре из пяти таких преступлений были кражей или мошенничеством.